Серфинг, виндсерфинг, кайтинг

Ветро новости
Личный опыт
  Австралия
  Арубa
  Бразилия
  Вьетнам
  Венесуэла
  Греция
  Доминикана
  Египет
  Замбези
  Индонезия
  Испания
  Кабо Верде
  Кипр
  Китай
  Куба
  Либерия
  Маврикий
  Мальдивы
  Мальдивы Дао Серфинга
  Португалия
  Таити
  Тайланд
  Турция
  Филиппины
  Франция
  Хорватия
  Черногория
  Эквадор
  ЮАР
  Азербайджан
  Южная Америка
Фото серфинг

Мальдивы Дао Серфинга

Мальдивы: Дао серфинга

Инь Ян — смесь сладости и горечи. Это не только самая красивая, идеально изогнутая волна на Мальдивах. Это метафора, описывающая парадоксальную сущность самих Мальдивских островов: за видимым благополучием страны скрывается суровый диктаторский режим.

Мы же здесь временные постояльцы и смотрим на все сквозь бирюзовую завесу морских волн, в которых уже исчезает наш товарищ Райан Пейн (Ryan Payne).

Завеса спадает

«Кигэрейта! Труба что надо!» — кричит австралиец Дейн Петерсон (Dane Peterson), настоящий фанат сёрфинга. «Прямо как пещера!» — добавляет он, глядя на то, как Райан появляется, затем исчезает и снова появляется, делая сразу три трубы на одной волне.

Мы с Дейном наблюдаем за Райаном с берега, и нас обоих посещает мысль о двуликой природе местных волн: они могут стать лучшими в вашей жизни, а могут с неимоверной силой протащить по коралловому рифу, оставив на память глубокие шрамы, — вот уж действительно Инь Ян. Потом мы берем доски и гребем в океан.

На Hadhdhumathee в Центральных атоллах Инь Ян — это изогнутый мыс с плавным выступом, мелким рифом и очень быстрыми волнами. Это одно из самых жутких и опасных мест на Мальдивах.

Мне только что удалось поймать две потрясающие волны, и вот я снова гребу, надеясь на продолжение, но настроение моря меняется — риф оголяется, и я скачу по нему как пинбольный мячик, разбивая локти и царапая ноги, а доска остается без плавников.

Райану и его любимому серфу тоже досталось, но волны здесь столь переменчивы, что уже после пары сетов он поймал лучшую трубу за всю поездку.

На нашем судне, можно сказать, сборная по серфингу: испанцы, французы, британцы, австралийцы, калифорнийцы, гавайцы и южноафриканцы. Мужское начало Ян — это известные мастера шортбординга, участники международных квалификационных соревнований, и женское начало Инь — лонгбордеры.

Само место — Инь Ян — принесло нам всем счастье и несчастье одновременно. Например, Белинде «Bindy» Бэгз (Belinda «Bindy» Baggs) коварные волны сломали пару рёбер, вывихнули плечо, и она вынуждена была вернуться вместе со своим партнером Дейном в Австралию.

Но при этом Инь Ян дал нам отличную возможность лучше узнать друг друга и ближе познакомиться с самими Мальдивами. При ближайшем рассмотрении оказалось, что за белым песком пляжей скрыта ужасная реальность: коррумпированный диктаторской властью президент Мамун Гаюм уже 27 лет держит острова в страхе.

Здесь царит атмосфера террора и репрессий, но солнце так слепит глаза, что этого всего не видно.

Очередь в мальдивский рай

Юго-западные волны разбиваются о берег Микадо. Они здесь редкие, и мы стоим на берегу в ожидании очередного сета. Молчаливый журавль на рифе терпеливо выискивает рыбу: вода слегка преломляет её очертания. Ему, как и нам, важно не упустить правильный момент.

Вдруг он ныряет головой в воду, пронзая клювом добычу. Нам тоже приходится высматривать свою «добычу» — волны. Их гребни не так просто заметить, потому что вода здесь невероятно чистая и прозрачная.

Наша лодка оставляет за собой тонкий дизельный шлейф: удивительно, как красиво может выглядеть дурное дело — загрязнение окружающей среды. Мы простили себе этот небольшой грех в мальдивском раю. Дизельные струи уже текут по нашим доскам, напоминая чернила морских каракатиц.

Кстати, в Микадо чернила используют для снятия порчи: местный шаман пишет ими на тарелке молитвы из Корана, наполняет ее водой, а потом заставляет своего «пациента» выпить зелье.

После сытного обеда перед нами как по волшебству возникли пять местных сёрферов. Один из них, Тони Хинде (Tony Hinde), как выяснилось, не любил кататься в одиночку и учил местных жителей серфингу, чтобы они потом составляли ему компанию.

Вообще, он и его друзья довольно активно пропагандировали массовое катание, и их усилия не пропали даром: в этом году на центральных и южных островах высадились толпы сёрферов.

Теперь на Мальдивах предлагают всевозможные услуги, в том числе и аренду гидросамолёта за 30 тыс. долларов в день. Серфовый туризм и деньги здесь неотделимы друг от друга. А вот плохо это или хорошо — покажет время.

В это время к северу от Микадо наши испанские матадоры Одей Кольязо (Hodei Collazo) и Пабло Гутиеррез (Pablo Gutierrez) в мгновение ока расправляются с сетом из двух волн. Остальные спокойно ждут своей очереди, уверенные в том, что и на нас придётся парочка хороших сетов.

Дейн даже размышляет о плюсах и минусах катания в чересчур широких борд-шортах: он серьёзно относится к любым мелочам — в этом и заключается его неповторимый стиль.

Мы сидим в туманной дымке, ожидая восхода луны. Но в нашу идиллическую картину  вторгается судно с новой партией серферов на борту. Их подвозят прямо к волне, чтобы они успели поймать последний на сегодня сет. Нам остаётся только стонать от негодования.

Вообще, моя мечта — уплыть от цивилизации поближе к экватору, найти место, которое будет только нашим, и где мы сможем по максимуму откатать оставшиеся недели.


В ловушке иллюзий

Ватные облака стали вязкими, как молочный коктейль, потемнели, набухли от скопившейся в них влаги, превратившись в мрачные грозовые тучи. Ветер сменил направление, и на ближайшие пять дней мы остались без серфинга.

С каждым днём всеобщее раздражение из-за непогоды росло. Для меня же это был шанс задуматься над тем, что скрывается за идиллическим образом Мальдив.

Слово «атолл» (остров) образовалось из «atholu» — единственного слова, перешедшего из мальдивского языка в английский. С тех пор как в далёких 70-х предприимчивые островитяне начали зарабатывать на имидже «сказочных островов Робинзона Крузо», Мальдивы стали ассоциироваться с раем.

На необитаемых островах постоянно появляются новые курорты, которые приносят правительству стабильный и весьма высокий доход. При этом контакт с местными жителями сведен к минимуму, дабы избежать «внедрения западной культуры», чуждой островам.

А может, властям просто есть, что скрывать? Однако туристические доллары беспрерывно текут в карманы мальдивских чиновников, чья деятельность не так прозрачна, как океан на картинках в буклетах.


Став президентом в 1978 году, Гаюм установил на островах диктатуру, подчинил своей власти парламент и СМИ и ввёл политику устрашения оппозиционно настроенных граждан.

Он даже запретил историкам проводить исследовательские работы на островах, игнорируя богатое индусское и буддистское наследие. Арабские торговцы прозвали Мальдивы «денежными островами» за неимоверное количество каури — раковин, заменяющих деньги в некоторых частях Азии и Африки.

Сегодня острова процветают благодаря туризму, однако лишь небольшая часть доходов тратится на здравоохранение, образование и поддержку местных общин. Гаюм же, по слухам, утопает в роскоши, как нефтяной магнат.

Случаи нарушения прав человека на Мальдивах привлекли внимание международного сообщества. Три года назад 19-летний заключённый Эван Насим (Evan Naseem) был до смерти забит полицейскими. На следующий день его сокамерники потребовали выяснения причин зверского убийства, организовав тюремный бунт.

Чтобы подавить волнения, Гаюм приказал личной охране расстрелять мятежников. С тех пор сотрудники Службы государственной безопасности жестоко расправляются со всеми «борцами за правду», что вызывает ещё больший антиправительственный настрой.

Лишь в короткий период правления Мальдивской Демократической Партии у островитян была возможность почувствовать себя свободными. Однако сегодняшние прогнозы неутешительны: Гаюм намерен руководить государством как минимум до окончания шестого срока, до октября 2008 года.

Мальдивы немало пострадали от цунами, унесшего многие жизни. Будь в стране демократия, население могло бы получать гораздо больше гуманитарной помощи от иностранных правительств и соответствующих организаций. Но если бы на островах воцарились покой и благодать, гарантирую — на пляж было бы не прорваться.

Путь к Истине

Мальдивы легче всего понять через даосистскую философию непрерывного перехода Инь в Ян. Китайский философ Лао-Цзы был бы очарован этими жёлто-зелёными атоллами.

«Высшее благо сравнимо с водой, — писал он, — потому что вода приносит пользу миллионам живых существ, не вступая с ними в противоборство, она есть даже там, где нет никого, она ведёт к Пути и Благодати». Даосизм, как и серфинг, тесно связан с течением воды.

С воздуха архипелаг выглядит умиротворённым, как будто внимающим учению даосизма о ясности сознания. Мы поднимаемся в пасмурное небо, пролетаем над побережьем. Я покидаю Мальдивы с тревогой — все красивейшие места на земле притягивают коррупцию, жадность и правителей-деспотов.

Возможно, это и есть Путь в философии даосизма, но он вовсе не означает, что мы не должны вмешиваться. Мы направляемся в Северную Корею.

© Ветро Тур 2006-2007. Текст: Sam Bleakley, перевод Даша тихонова. Фото: Alan Gysen, Опубликовано по материалам журнала WAVE #1 (2007).

 

 

 

 

 

 






    Яндекс.Метрика Created by FORM'A